Дарья Донцова победила рак четвертой степени

Недавно во всем мире отметили День борьбы против рака. С каждым годом этот недуг поражает все больше людей. «И здесь главное – не отчаиваться», – утверждает автор иронических детективов 67-летняя Дарья Донцова.
Ее творческий путь начался в больнице, куда ее госпитализировали с диагнозом «рак молочной железы четвертой степени». Именно там Дарья взялась за перо, а чуть позже обо всем пережитом рассказала в своей книге «Я очень хочу жить». А заодно посоветовала всем, кому поставили подобный диагноз, запастись терпением, верой и хорошим настроением.
Осталось три-четыре месяца
– Дарья, можете ли вы сейчас назвать свою большую ошибку?
– Наученная горьким опытом, я теперь раз в полгода обязательно сдаю анализы, прохожу осмотр и не боюсь повторения онкологии. Знаю, если в моем теле начнет что-то формироваться, я узнаю об этом в самом начале, а первая стадия не представляет особой опасности. Но это я сейчас такой умной стала. А в 45 лет была уверена, что не стоит тратить время на врачей зря. И когда мой скромный от природы бюст неожиданно увеличился на целый размер, то решила, что стихийно превращаюсь в сочную курагу, и продолжала заниматься привычными делами.
Постепенно размер груди вырос до третьего. Укладываясь вечером спать, я вертелась с боку на бок, пытаясь как-то разместить полученное богатство.

Но обратиться к врачу решила, лишь когда однажды проснулась от неприятного ощущения липкости

Сев на кровати, увидела на простыне, где лежала моя грудь, темно-коричневые пятна. И помчалась в поликлинику. Врач начала бубнить, что мне нужен узкий специалист, и направила меня к хирургу-онкологу.
«Рак молочной железы четвертой степени. Полагаю, с метастазами в легкие, может, в печень и позвоночник, – констатировал он и добавил: – Хирургическое вмешательство бесполезно. Оно лишь принесет вам страдания, и вы проведете последние дни не дома, а в клинике. Трудно дать точный прогноз, может быть, протянете около года, но, скорее, три-четыре месяца».
На клеточном уровне
– С чего начался ваш курс лечения?
– С лучевой терапии, во время которой гибнут больные клетки. Но без оперативного вмешательства тоже не обошлось. Мне сделали три операции. Первая – радикальная мастэктомия, полное удаление левой груди, пораженной злокачественной опухолью. Во время второй из правой молочной железы убрали один сектор, где было доброкачественное образование, – чтобы «добро» не перешло в «зло». И еще пришлось сделать овариэктомию, попросту говоря, удалить придатки. Ведь опухоль в молочной железе является гормонозависимой, а эстрогены и прогестины, подпитывающие рак, образуются в яичниках. Следовало их убрать, чтобы выздороветь. Будь я молодой бездетной женщиной, врачи, наверное, попытались бы действовать при помощи лекарств или лучевой терапии. Но поскольку мне было хорошо за 40, а квартира – полна детей, то резекция была правильным решением.

– Если операции прошли успешно, то зачем назначили химиотерапию?
– Иногда во время операции хирургу не удается убрать все раковые клетки. Некоторая часть может отделиться от злокачественной опухоли, и кровь их разнесет по организму. И тогда в здоровом органе появится новая опухоль, образуются метастазы.

«Химия» убивает эти клетки. Вот почему нельзя отказываться от лечения химическими препаратами, они – шанс на полное выздоровление

– Но ведь возникают побочные эффекты?
– Увы, все-таки «химия» – яд, но пока это лучшее, что придумано в борьбе с онкологией. К тому же меня лечили в 1998–1999 годах, а с тех пор химия стала менее травматичной и не доставляет таких неудобств, как раньше.
– Правда ли, что курс гормональной терапии неизменно приводит к набору веса?
– Пройдя лучевую терапию, операцию, «химию», я понимала, что все имеет побочные эффекты. Но главное – меня лечили, а это оправдывало все неприятности. Да, я постоянно пила таблетки, провоцирующие набор веса. Отбросить их не могла, но и превращаться в жирную свинку не хотела. Пришлось сесть на жесткую диету, а чуть позже отправиться на фитнес. И гормоны спасовали!
Право на счастье
– Не изменилось ли отношение мужа после того, как вы потеряли бюст?
– У меня вопрос стоял так: либо грудь, либо смерть. Я пошла на операцию, чтобы остаться в живых. Нормальный любящий партнер будет счастлив, что жена выздоровела, а в интимных отношениях ничего не изменилось.
Если супруг сделает недовольное лицо и заведет разговор вроде: «Ты теперь не похожа на женщину», рекомендую ему ответить: «Нет, я-то замечательная женщина, а ты не мужчина, потому что настоящий мужчина способен поддержать жену. Прощай! Мне еще встретится человек, с которым я найду свое счастье!»