Не так давно мы писали про юное украинское дарование – Дмитрия Воронова, который покорил своим вокальным исполнением не только Украину, но и уже мир. Именно Дмитрий стал победителем престижного конкурса American Protege и будет представлять Украину в легендарном Карнеги-Холл (Carnegie Hall).

Но сегодня речь пойдет не о Дмитрии. Идейным вдохновителем самого этого события стала Ирина Самсоненко – бизнес-вумен, прекрасная жена и мать, а также просто очаровательная женщина. Кроме этого, Ирина является экспертом на ток-шоу «Говорить Україна», членом жюри некоторых всеукраинских конкурсов-фестивалей, членом независимой делегации украинских женщин в ООН 63-й Сессии ООН в 2019 году в Нью-Йорке, общественным деятелем, вошла в ТОП 100 самых успешных женщин Украины Национального рейтинга 2019 года, а еще была награждена рядом других премий.

Ирина любезно согласилась ответить на несколько наших вопросов и рассказать о пути к этому достижению.


Ирина, добрый день. Вы являетесь не только матерью, но и музыкальным продюсером для Вашего сына Антонио Бразильеро. Под вашим началом у него складывается замечательная карьера. А как Вы решились на продвижение других исполнителей?

Добрый день. С рождения у Антонио были проблемы со здоровьем, но наше с ним упорство и вера в то, что он может быть здоровым, как все детки вокруг, воспитало в нас силу воли, умение ставить цели и их достигать, радоваться каждому, даже самому малому, успеху. Выбор стать пианистом появился для Антонио и случайно, и не совсем. Дело в том, что его папа Рубен Джонсон (американский корреспондент-международник) в студенческие годы играл в джаз-бенде, и поэтому дома у нас всегда звучала хорошая джазовая музыка Bossa Nova (бразильский джаз) либо Фрэнк Синатра, Тони Беннетт, которую исполнял Рубен на нашем любимом пианино Roland. По вечерам мы зажигали свечи и погружались в сказку. Эта семейная традиция у нас и сейчас, но теперь в нашем зале стоит красивый белый рояль.

Физически в свои пять лет Антонио был очень слабеньким для занятий спортом, а вот заниматься музыкой – это очень нам всем подходило. И поэтому мы привели Антонио в музыкальную школу.

Поначалу в Антонио Джонсон никто не верил (инвалидность давала о себе знать), но наша педагог Инна Гончарова увидела в Антонио потенциал и его непосредственность. В результате после первого года упорного обучения в музыкальной школе мы стали участвовать в конкурсах и выигрывать. Сын всегда был артистичен, не боялся сцены (но это первые годы, пока ему не исполнилось 10 лет), а потом была борьба со страхом – чего только мы не придумывали, чтобы Антонио мог сесть за рояль, погрузиться в произведение и выдать все самое лучшее, что в него было вложено. Помню его слова в 12 лет о выходе на одну из самых больших и престижных сцен мира Stern Auditorium в Карнеги-Холл в Нью-Йорке: я вышел из-за кулис и, пока шел к концертному роялю Stanway and sons, успел испугаться, успокоиться, пройти быстро по моему произведению и, когда уже сел за него, просто слился с этим красавцем. В огромном зале для меня были лишь он и я.

Антонио Бразильеро Джонсон на сцене Carnegie Hall

Вы правильно заметили, что карьера Антонио Бразильеро ярко сложилась именно потому, что я и наша педагог помогали и поддерживали его. Я считаю, что у каждого талантливого человека рядом должны быть те люди, которые будут помогать прокладывать путь к успеху, поддерживать, наставлять и просто верить в него.

У Антонио в возрасте 14 лет 100 побед на Всеукраинских и международных конкурсах, 5 сольных концертов в Украине и Европе, более 200 благотворительных концертов. Поэтому естественно, что к нам обращалось много родителей с вопросом: как прийти к успеху. Огромное количество деток с радостью знакомились с Антонио и после общения с ним начинали упорно заниматься музыкой. Многие из них сегодня еще юные, но уже заслуженные музыканты. А мы с сыном с радостью делились нашим опытом и по возможности всех поддерживали.

Антонио Бразильеро Джонсон

А если бы вы знали, сколько талантливых детей-инвалидов, в которых даже их собственные родители не верили. И тут появляемся мы с Антонио, которые не только открыли им двери, но и показали родителям возможности их же детей.

А вообще, как случилось, что Вы увлеклись музыкой?

В силу своей занятости и постоянных деловых командировок Рубен не имел возможности помогать Антонио с домашним заданием по музыке (что очень жаль), потому все домашние репетиции с ним проходила я, хотя у меня нет музыкального образования. Не только слушать, но и слышать музыку, ее вибрации, краски я научилась именно с сыном, с его оттачиванием каждой музыкальной фразы. Я считаю, что родители должны уметь распознать талант своего ребенка и сопровождать его на всем пути до вершины успеха. Но хочу сказать, что Рубен внес свою музыкальную лепту в жизнь маленького Антонио – они разучивали вместе песни – известные произведения, которые всегда звучали у нас дома (Фрэнка Синатры), и это было всегда очень весело, а еще играли в 4 руки на двух роялях, импровизируя американский джаз.

Расскажите, как Вы попали на конкурс памяти Муслима Магомаева. Это была Ваша инициатива или со стороны организаторов конкурса? Как все происходило?

Одна из организаторов конкурса – Наталия Кудряшова – пригласила меня на пресс-конференцию «Конкурса памяти Муслима Магомаева» в Укринформ в Киеве.  Понимая, какого высокого профессионального уровня этот конкурс, я сделала организаторам свое предложение – помочь одному из конкурсантов выступить на одной из самых именитых сцен мира – в Карнеги-Холл в Нью-Йорке. И это был мой спонсорский подарок. Так началось наше плодотворное сотрудничество с конкурсом памяти Муслима Магомаева. Для меня большая честь быть рядом с теми, кто одержим своими проектами, кто является мастером своего дела.

На конкурсе было много талантливых и замечательных исполнителей. Это мы так же помним. Но вы выбрали Дмитрия. Скажите, что в нем Вас привлекло и почему выбор пал именно на него?

Дмитрий с самого начала проявил себя ярким, неординарным, артистичным и талантливым молодым человеком. Это очень важные качества для такой сцены, как Карнеги-Холл. Я часто слышала от организаторов концертов этого зала, что к ним приезжает очень много талантливых молодых людей из Азии, которые абсолютно шикарны технически, но их минус в том, что в них нет эмоции. Общаясь с Дмитрием на протяжении подготовки к конкурсу American Protege, я открыла для себя глубину души этого молодого человека. Ведь помимо пения Дмитрий увлекается игрой на одном из древнейших духовых инструментов – дудуке. Это необычный инструмент, требующий определенного психологического и эмоционального подхода.

Понимаем, что выбрать следовало лишь одного исполнителя, но были ли среди участников еще конкурсанты, с которыми Вы бы также отправились покорять Карнеги-Холл?

Не буду лукавить: я просто-таки сдерживала себя от желания предложить и другим конкурсантам свою продюсерскую поддержку, настолько они были талантливые и интересные исполнители. Думаю, будет не корректно называть имена этих людей сейчас, но уверена: раз повстречавшись, мы обязательно еще столкнемся и кто знает, в каком направлении поведет нас эта дорога. Для меня очень важно, чтобы мир узнал как можно больше украинских исполнителей.

Не учитывая физического отсутствия Дмитрия в Киеве и карантина как во Франции, так и в Украине, какие еще были сложности при подготовке конкурсных произведений?

Мы живем во время Интернета, который позволяет легко обмениваться любой информацией. Обычно сложностей у меня нет, есть творческий процесс. И я могу сказать, что с Дмитрием у нас все прошло гладко и красиво. Я благодарна Дмитрию за его четкий, деловой подход ко всем вопросам, которые нам было необходимо решить. Обсудив то, что произведения, которые Дмитрий записал будучи в Киеве, не конкуренты для такой сцены, как Карнеги-Холл, мы решили повременить с подачей, так как до окончания срока у нас было еще достаточно времени. И уже переехав во Францию, Дмитрий проводил регулярные репетиции со своим французским педагогом Magali Damonte. Именно они выбрали эти произведения, прослушав которые я поняла, что это оно – то, что трогает, не избитое и главное – Дмитрий очень гармонично звучал, наполняя всеми красками, чувствами и эмоциями свое исполнение. Я дала добро остановиться именно на этих произведениях и начала подготовку всех необходимых документов. Ведь важно изначально все сделать грамотно.

Для конкурса American Protege Вы с Дмитрием взяли арию «Мое желание, мое заблуждение» («Mein Sehnen, mein Wähnen») из оперы «Мертвый город» композитора Эриха Корнгольда, написанную им лишь в 23 года, благодаря чему его и назвали культурным феноменом. Не было ли страха использовать не мировые хиты? Ведь Дмитрий мог также успешно спеть и более известные арии.

Это мое субъективное мнение, но я считаю, что использование хитов – дешевый ход, который вряд ли приведет к успеху. Мы ведь помним, как в таких ариях звучали мировые звезды, и подсознательно всегда будем сравнивать исполнителей. Я считаю выбор Дмитрия – шикарное решение. И результат конкурса American Protege тому доказательство. Дмитрий Воронов – эмоционально тонкий и чувственный исполнитель, очень непростой молодой человек, для него важна эта глубина и нестандартность, которую он может выразить, исполняя именно такие интересные произведения.

Дмитрий Воронов на сцене конкурса памяти Муслима Магомаева

Готовы ли Вы повторить опыт и в этом году, если конкурс состоится? Или Вы уже готовитесь?

К сожалению, мир приостановился и уже не будет прежним. Но я уверена, что таланты все же смогут находить путь к своему раскрытию и реализации. Организаторы American Protege рассказали, что с февраля 2021 года сцена Карнеги-Холл должна быть снова открыта для выступлений юных дарований. Поэтому я готова всегда протянуть свою руку помощи талантливой молодежи. И очень надеюсь, что международный конкурс памяти Муслима Магомаева снова состоится. Подобных конкурсов в Украине нет, и его организаторы – Наталия Кудряшова и Гурбан Аббасов – делают невероятное: они создают бесплатную платформу для талантливых исполнителей, поддерживая высокую культуру нации. Если честно, то очень хочу снова пережить то наслаждение и удовольствие, которое получали все мы – организаторы, спонсоры конкурса, СМИ, высокопрофессиональное жюри, а также конкурсанты в Трускавце, где проходил конкурс памяти Муслима Магомаева. Это был больше, чем конкурс, потому что за три дня были проведены конкурсные прослушивания, ряд экскурсий, пресс-конференции, невероятные, экзотические ужины и концерты с выступлениями конкурсантов.

Как Ваша семья относится к Вашему продюсерскому увлечению? Они поддерживают? Помогают?

Мои мальчишки молодцы! Рубен и Антонио – моя опора и гордость. Когда человек самодостаточный, правильно воспитан и духовно сильный, то помощь другим – это просто норма и большое удовольствие, так мы считаем.  Если б вы видели, как здорово Рубен и Антонио общались с Дмитрием, когда он пришел к нам домой, чтобы обсудить документы и все нюансы, которые необходимы для подачи на конкурс American Protege. Когда-то Рубен Джонсон сказал мне: ну сколько ты заработаешь – это все ерунда по сравнению с тем, как горят у тебя глаза, когда ты помогаешь другим, когда все получается и те, кто рядом с тобой, начинают расти.

Что бы Вы хотели пожелать молодым исполнителям в это непростое время?

Я думаю, что имею полное право сейчас это сказать. Когда мы услышали страшный приговор Антонио от врачей, то у любого родителя просто бы опустились руки, но мы себе сказали: ничего невозможно нет! На сегодня 16-летний Антонио Джонсон уже учится в Колледже Кембриджа, делает много аранжировок и своих импровизаций, прекрасный математик. Поэтому, дорогие мои талантливые молодые люди, верьте в себя, у вас все получится, но помните, что всему свое время. Ничего из вашего труда не останется без хорошего результата. Если стремление целенаправленное, вы упорно двигаетесь шаг за шагом, уверена: вы обязательно достигните своей цели. Не стесняйтесь стучаться в двери, чтобы вам открыли. И еще раз повторюсь: НИЧЕГО НЕВОЗМОЖНОГО НЕТ!

Фото: Виктор Ковалевский